доход

все приведенные тут факты были в самом деле, да имена было нужно поменять. я 20 летняя студентка одного ленинградского госуниверситета, да все дело в том. Мои родители оба инженеры из Брянска и считали одним из самых больших достижений в жизни это приобретение высшего образования. Я устроилась в респектабельный госуниверситет на респектабельную профессию и обучалась благодаря государства 2.5 года. Да потом встретилась интересного юношу и эта интрижка помешала учебе. Я взяла низкие оценки на сессии и заставлена была перейти на платное подразделение. У родителей таких денег, а это 700 долларов сша за семестр нет. Я это были знакомы c так. Скрыв по этой причине от родителей, то что вышло, я позаимствовала деньги на первый семестр у подруг и постановила, что смогу их получить. Да доход никак не выходил. Все, что мне получилось отыскать это несколько фирм по распространению косметики, да как потом появлялось меня легко кинули. Что делать удаленнее я не знала. прибывая в таком подавленном настроении я случайно столкнулась с женщиной, извинилась и желала отправиться удаленнее, да она задержала меня за руку и стала вглядываться мне при. Это была женщина 30 - 35 лет. Взор твердый и властный. Женщина очевидно ухаживала за собой и была осанистой и черноволосой. Одета она была очень изыскано и это в глубине души позвало у меня признание а также какую - то ревность.       Ты не больна, спросила она.       Нет, ответила я, да голос у меня вибрировал. женщина забрала меня за руки, пристально еще если взглянула в мои глаза и вдруг сообщила, что желает со мной представиться. Я ничего найденного не ответила, да согласилась миновать с ней в кафе и выпить по чашечке мокко, так как дерзнуть такую роскошь в моем местонахождении я уже не могла. Обаяние женщины медлено начало обволакивать меня. Я поразмыслила о том, что вероятно это ковырялка, либо сутенерка для западных борделей, да в произвольном случае я послушаю ее грудной, попью хороший натуральный мокко, а если начнут привязываться с предложениями о поездке на “работу” за рубеж культурно отправлю их куда необходимо. Женщина да за каких - то полчасика выведала у меня все мои неприятности и как - то незаметно предложила мне работу. Высоко оплачиваемую работу! сердце мое затрепыхалось, да я тут же сказала, что ничего связанного с интимом я и слушать не желаю. Эльвира, именно так ее кликали, сообщила, да с мужчинами связано, да больше в свободном смысле. Я желала отказаться, да в моем местонахождении. Расстались мы с моим обещанием завтра позвонить на мобильник Эльвире. Я конечно же позвонила на направляющийся день. И меня позвали. За мной заехала Эльвира на дорогой галльской машине и подвезла в офис компании, в которой мне предстояло трудиться, но правильнее учиться. Мы подъехали к очень прекрасному и старинному особняку на набережной Невы, ворота автоматически отворились и мы въехали во утробу двора. Охранники, благоговейно расступились пропуская нас вовнутрь. В одной из шикарных комнат нас встретился элегантно одетый мужчина лет 50 - ти. продолжительно смотрел после рисования на меня и сообщил, подойдет. Меня отвезли к себе. На утречко за мной заехала Сахара и веселая женщина. Она сообщила, что сейчас будет заботиться обо мне. Наперво она отправилась со мной в деканат и оформила мне отсутствие на тридцать дней, под видом того, что мне нужно срочное врачевание в санатории. И потом, проехав на машине Сахара по новомодным бутикам, меня очень прилично одели и выслали жить на это время в какой - то дачный дом в районе Зеленогорска.      . Закрытый санаторий. это был личный санаторий. В нем жило что - то порядка 20 или 30 девушек. У каждой был 2 - х местный номер, прекрасно оформленный. Прежде я забеспокоилась о том, что все это походило на дорогой, да все - таки бордель, да никто из мужчин кроме охраны не приходил, и девушек никуда не забирали и на прямой вопрос меня удостоверили, что дремать со мной без моего желания никто не будет. Стоили все со мной выделено культурно и мило. Да было одно противное обстоятельство. В этом мини санатории был очень твердый распорядок. За соблюдением, которого наблюдали ряд очень взыскательных на вид женщин лет 30 - ти. Утром всех девушек вздымали громкой музычкой, заставляли мгновенно быть в туалете и после выводили во двор где в течение 40 минут принуждали браться гимнастикой. Потом обмывание и очень вкусный ленч. Потом занятие спортом в фитнес зале и так до обеда. Обед и ужов были очень вкусными и большим числом плодов и овощей. После обеда массаж и другие процедуры. И только ввечеру перед ужовом было 2 часа времени. В 22 часа всех принуждали падать дремать. Я на направляющийся день отреклась после ленча подчиняться распорядку дня и меня разом выслали в комнату на 4 - м этаже в которой появлялась Эльвира. С нескрываемым раздражением она предложила мне сесть.       Что тебе тут раздражает женщина, задала вопрос она с грубостью в голосе и интонации. я стала справляться для чего я тут, какая у меня будет работа и для чего нужен такой распорядок. Через пол часа я осознала, что я должна хорошо и холодно смотреться. А на мой “вопрос”, она вдруг подошла ко мне, погладила по волосам и задала вопрос, здорово ли мне нужны деньги. Взяв мой утвердительный ответ, она пояснила мне, даже очень богатые люди готовые уплатить за свои наслаждения. Я тут же напомнила, что блядью не стану. Эльвира улыбнулась и сообщила, что дремать я ни с кем не буду. Да, что - то в этой усмешке мне очень не пришлось по нраву, чувствовалась какая то жесткость. Вдруг она задала вопрос, пороли меня в детстве либо нет. Я расплатилась, и что сим не составляюсь браться и сейчас да уеду. А как потом будешь уплачивать за госуниверситет, задала вопрос Эльвира вкрадчиво. Я задумалась. А она стала рассказывать, что у них небольшой клуб для очень обеспеченных людей, которые оттягиваются и красивых девушек только для вида стегают по попке розгами и что это почти совсем не больно. Да если потерпеть несколько минут впору получить неплохие деньги и не только на учебу, да и на обустройство своего быта. Я наперво еще если отказалась, да после дальнейших сговоров согласилась поразмыслить до утречка. В этот день меня никто не волновал, и еду приносили в номер. Лежа ночью в кровати я взвешивала свою ситуацию, доучиться очень хотелось и так наскучило обитать в вузовской общаге в комнате еще с 4 - мя девочками. утром я забежала к Эльвире и подмахнула соответствующие бумаги. Она тут же надавила кнопку сигнализации, и из боковой двери показались две высокие и сильные женщины, которые ухватили меня возле и затащили в подвал. В том месте усадили в кресло и стали на меня дико орать. Потом одна подошла с каким - то построением и дотронулась им до меня. Меня парализовал какой - то шок, было очень больно. Я вспрыгнула и закричала, да тут же взяла пощечину. - Эту сучку надо проучить, сообщила одна из дам. - Постой пожалуй она будет покорная, заспорила другая. - Сейчас проверим. И она вынудила меня разоблачаться на время. Я очень пыталась и сбросила все до бюстгальтера и трусиков. Первая подошла ко мне отвесила увесистую плюху и вынудила продолжить раздевание удаленнее и на время. Как только я разоблачилась, меня вынудили одеться и так если десятеро на время подбадривая матюгами и обещаниями соорудить мне такое от что у меня холодало внизу живота. Вдруг через комнату в которой это случалось, стал проходить охранник юный и прекрасный юноша, а я намеренно, находилась совсем голая. Я отшатнулась от юношу и спонтанно прикрыла руками самые интимные положения да взяла очередную оплеуху..

Глядя с ухмылкой на меня, женщины обругали меня “целкой” вынудили повернуться к нему лицом и руки потупить вдоль тела, я конечно покорилась. Но им сего показалось мало. И они вынудили меня подойти к юноше и попросить у него закурить. Сгорая от стыда я подошла к охраннику и потупила взор, на почву опасаясь вымолвить Ш. Он задал вопрос: “Новая, что ли” задал вопрос он и больно крутанул сосок. Я обалдев посмотрела в его обширно радующееся лицо, да он положил в руку мне сигаретку, развернул и шлепнув по заднице выслал к женщинам. я от такого унижения готова была засыпаться сквозь почву. Мне все было ясно. Я сходу начала орать, чтобы меня отвели к Эллочке и что я ничего не желаю и ни на что не согласна. Да мою истерику перебила очередная пощечина. Одна из находящихся дам продемонстрировала мне страшную электробритву и обязалась мне отхватить груди разве я еще если посмею ослушаться, или почему-то буду мастерить без надлежащего старания и медленно. После меня выслали к себе в номер. Я проплакала всю ночь. Заметив меня утром с дисками под глазами одна из гувернанток (как они себя именовали) заявила кому - то, что время девоньке поиграть в симпатию. Я страшно перепугалась, поразмыслив, что меня будут насиловать, да ничего такого не вышло. Да я стала ощущать какое то непонятное возбуждение. Девчонки, которые были тут, подольше растолковали, что мне посыпают в пищу возбудитель, но к вечеру на меня натянули колодку, в которую засунули руки, и голову было страшно некомфортно. А самое главное, что запрещено было потрогать груди либо писю, но с каждым днем этого хотелось все больше и более. В то время как я ходила в душ, меня всегда экспортировала одна из приставленных ко мне дам, не позволяя рукоблудствовать. В то время как я падала дремать, то конечности мне привязывали к ножонкам мебели. Терпеть такое было совсем невтерпеж, мне целую ночь грезились очень сексуальные сцены, я вертелась как юла, да удовлетворить себя и не могла. Каждую гимнастику нас выгоняли на улицу все в меньшем числе одежды. Разве первые дни мы выбегали в бобслейных фраках, то по истечению недели мы уже носились только в бобслейных скуфейках и броских кроссовках. Это очень нравилось нашим охранникам, и при первой возможности они рукоплескали нас по попочкам и щипали за грудки, да удаленнее сего не заходило. Я уже не могла выносить постоянное возбуждение. У меня стала регулярно бежать пена изо рта, но при виде любого мужчины, пися принималась сочиться и по ногам неслись выделения, глаза заволакивала поволока. Я ходатайствовала других девушек даже гувернанток подрочить меня, да никто на это спорил, опасаясь наказания. Меня в поучение другим девчонкам вывели из общего склада и продемонстрировав всем, сообщили, что так будет с каждой, кто будет мастурбировать по ночам. Не находя удовлетворения, я с нетерпением ожидала зарядки, на которой пыталась подойти поближе к охранникам, крутила перед ними своими обнаженными прелестями и потому, они глядели на меня во все глаза и выпускали по поводу меня скабрезные подковырки у меня наставало некое облегчение. Всех их забавляло, что в то время как я здорово перевозбуждалась, и от прохладного ветерка обдувающего мои половые органы не только набухали до невозможности соски, да и рдела вся бюст и животик, клитор краснел напряженным холмиком и подрагивал от возбуждения, небольшой дрожью вибрировали и бедра, с меня лился пот ручьями, я доставала ртом атмосфера и принималась по мере приближения хоть какого то облегчения повизгивать. Я здорово сжимала ноги, закатывала глаза и упадала на колени сотрясаемая оргазмами под хохот охранников. И только один из них - Оттенка помогал мне взять хоть какое то облегчение. Он во время судорог доходил ко мне, взыскивал за подбородочек и большим пальцем размазывал струящуюся изо рта у меня пену по губам круговыми движениями. Потом окунал и извлекал палец у меня изо рта пока меня не начинали сотрясать оргазмы один за другим и мои соки неслись по бедрам до щиколоток. Другие охранники орали Валере , имей, имей сию суку и он шевелил пальцем у меня во рту стремительнее. Он дежурил через день и я очень его ожидала. После него я имела возможность без сексуальных сновидений проспать хоть одну ночь. Так продолжалось 3 недели. Я грезила убежать, да после, как одна девочка постаралась сделать то да самое, ее увели в подвал. Гувернантки желали в воспитательных целях и нас спустить в подвал, чтобы продемонстрировать экзекуцию своевольницы, да Эльвира сообщила что этого мастерить не стоит и мы только слышали дикие. Более никто из нас нестись не пробовал.      . На подиуме.      , под вечер нас шестерых девчонок забрали из пансионата, натянули нам на голову темные мешки затолкнули в микроавтобус и куда - то подвезли. Ехали приблизительно полчасика. Потом извлекли из автобусика и завели в какую - то комнату. В то время как сняли мешки мы заметили Эльвиру в строгом темном вечернем платье с сверхглубоким декольте и разрезом сзади. Еще в комнате находилось 2 огромных юноши. Последовал приказ разоблачиться догола. Неудобно было это делать при мужчинах, да они не показали к нам ни малейшего интереса. Потом нам на шею одели кожаные ошейники и развели по комнатам. сутки нам срывали ничего кушать и тянуть. Как сообщила одна из прислуживающих женщин это чтобы ни обоссалась какая ни будь из нас во время рисования. Да о каком рисовании идет обращение она нет. И вот в один из вечеров к ошейникам нам присоединили железные цепочки, в авторот засунули резиновые мячики с ремешочками, которые крепились около головы. - Девочки, наконец - то вы представите раздельным хозяевам удовольствие, как ощущают себя ваши попочки? - задала вопрос Элеонора. - Приятных вам впечатлений и ощущений. Нас всех сковал ужас и ужас. Подгоняя завели в черное помещение и затолкали каждую в узкую клетку, в которой впору было находиться только стоя на коленях. Было мрачно да за занавесью стали слышаться голоса мужчин и хохот каких то девиц. Вдруг полог встал и мы появлялись в глубине импровизированной сцены. В свете кинопрожекторов находилась огромная скамейка, оборудованная ремнями и построениями для крепления рук и ног. ПОСЕРЕДИНЕ скамейка была очень узкая а также выполнена не плоской, а полукруглой как бревно. К своему ужасу я осознала, что конструкция скамейки была сделана так, что жертву, в то время как раскладывали на ней для взбучки у нее срывались легко колени и она непроизвольно обхватывала узкое полубревнышко коленями в это время половины попы разъезжались в стороны, но бедра выворачивались эндогенной самый отзывчивой для ударов косвенно наружу. Взяв удар по заднице, жертва непроизвольно стискивала ягодицы и приобретала направляющийся удар по напряженным и самый отзывчивым ягодицам и от дикой боли разжимала ягодицы и обхватывала коленями полубрувнышко подставляя утробу бедер под очередной удар. Изготовитель сей скамьи был явственным асом. жертва приобретала самый болезненные удары и заставлена была бешено скакать и крутить задницей доставляя наибольшее удовольствие палачу и зрителям. А жертвой была я. С ужасом я взглянула в зал, в том месте сидело. Среди рядов ходили полуголые кельнерши и сили охладительные напитки и кушанье. Мужчины сидели развалившись в креслах и обсуждали соблазнительные детали каждой из нас. Я желала отыскать хотя один взор сочувствия при зрителей, да в том месте читалась только похотливость и желание заметить это взбадривающее плоть зрелище. Я постаралась запрятать свою наготу от сих алчных и безжалостных взглядов, да в условиях клетки это было смастерить запрещено. Я осознавала, что они желают заметить мои мучения и упиться ими. И чем большую боль я буду чувствовать, тем большее наслаждение они возьмут. От страха и унижения меня стреляла огромная дрожь. Я желала вырваться и сбежать, отказавшись от денег и от.

всего на мире, только бы меня не били перед толпой сих самодовольных гордецов решивших пощекотать себе нервы. Я бы орала об сем да мячик во рту срывал мне этого соорудить. С одним ужасом смотрели на скамейку для порки и остальные девушки. На сцену из боковой двери сошел огромный и широкоплечий палач. Он был ряжен в сапоги выше колен в трико темного цвета и убор палача на голове с дырами для глаз. До пояса он был обнажен, и я с ужасом следила, как перекатывались бугры супинатор под его загоревшей дермой. В руках он содержал узкую плетку. Видно было его злонравные глаза с ухмылкой посматривавшего на нас. Рядом с ним были одни огромные и сильные. Чуть позже сошла женщина. На ней была одета только сбруя поддерживающая обнаженные груди и охватывающей ее упругие ягодицы. На вид ей было лет 35. вдруг музычка стихла, стихла и толпа. Палач со своими огромными ассистентами подошли к крайней клетке и стали отвлекать дверцу. Несчастная женщина забилась в самый угол, и съежилась отчаянно пробуя, что - то промычать. Да ее ухватили за ошейник подтащили к выходу из клетки и подхватив за волосы потащили к скамье. Под возбужденное жужжание толпы ее уложили на скамью попой к гребню. Конечности ей распялили и укрепили. по всему было видно, что настала и моя очередь. Я постановила ни за что ни пасть на поругание моих обидчиков и по возможности затрепыхалась в старый угол клетки. Палач медленно подошел к моей клетке, деловито отстегнул гряду ошейника от клетки и поманил меня пальцем. Я ни за что не желала покидать своего очень хилого убежища. Шум возбуждения зрителей увеличивался. Он легонько потянул за гряду ошейника. Я не подалась, уцепилась руками за прутья решетки ни за что, не желая выходить для свершения такого надругательства нужно мной. палач пристально взглянул на меня и усмехнулся одними глазами. Пока мы глядели друг другу при, один из его ассистентов подкрался сзади и больно кольнул меня раскаленной иглой в попу. Я взвизгнула, кинула прутья и сцепилась за попу и в этот миг меня умело потянули за цепь, потом перехватили за ошейник и я пробкой вылетела из клетки. Профессионализм у бригады экзекуторов был высочайший. Толпа с восторгом аплодировала. Слышались довольные вскрики, экспортируемые довольным и циническим хохотом: “Прям, одна выскочила сучка. Какая нетерпеливая шалавка. Вон смотрите, одна уже себя по попке шлепает”. Я задохнулась от ярости и постановила, что не дамся им ни за что. Тем временем палач передал меня своим ассистентам и пропустил и раскланялся приветствовавшей его публике. Ассистенты забрали меня за руки и начали вести к ненавистной скамейке. И тут - то я изловчилась и что было мочи ударила ногой по яичкам одного из ассистентов, от неожиданности он пропустил мою руку, я хватила второго и он также кинул мою руку. Пихнув одного из ассистентов я, бежала. Пробежав по сцене шагов, я вдруг ощутила непереносимую боль в ногах. От длинного сидения в клетке в неудобной позитуре, ноги легко затекли и это представило со мной злонравную подковырку. Я картинно раскинув руки упала Он подхватил меня на руки, подъял и прочно прижал к себе и тут сказалось, то что меня 3 недели пичкали возбудителями. Я обхватила палача руками за шею, притиснулась к его волосатой и такой притягательной груди богатыря, где - то в животе все сжалось и я ощутила, что от такого перевозбуждения меня здорово затрясло и я стала чувствовать один оргазм за другим смазка обильно побежала из моего чрева, но пена капала из похотливого рта и я регулярно облизывала губы.       А ты оная еще штучка. Ахти ты ж игруля, - сообщил палач и очень любовно поцеловал мне сосок груди. От непередаваемого блаженства я еще сильнее притиснулась к груди палача и с желанием вдыхала дразнящий духа пота могучего и сильного мужчины держащего меня на руках. тем временем палач выплеснул меня посередь сцены. И я услышала рядом с собой голос Эльвиры.       Женщины и бога. Вам предлагается взглянуть наказание девушки Анны, за то, что она непомерно берется рукоблудием. Будьте любезны, взглянуть, как потекла эта негодяйка. после этих слов палач приподнял руку, поддерживающую мои ноги в коленях до уровня своей груди, и раскатал мою попу так, что бы всем были видны все мои прелести. От стыда и необъяснимо возбуждающего чувства, что ныне все мужчины смотрят на мое чрево, я стала оргазмировать еще больше и предательская щелка легко побежала соками. Клитор и большие губки разбухли до невероятных размеров и стали судорожно сдавливаться и разжиматься, выпихивая все новые потоки смазки, которая стекала по телу, смачивая и щекотя дырочку прохода, бежала по мастерице и капала на сцену.       Забабела девушка совсем, ишь, как распалила себя, такую только плетьми остудить впору, - иронически подытожила одна из дам, сидящая в первом ряду. я слышала это, приблизительно далеко, далеко. НО сейчас я с упоением втягивала запах державшего меня мужчины и притискивалась к нему изо всех сил. В какой то миг изловчилась и расцеловала его в губы.       Во. Совсем девушка стыд утратила, - донеслось из зрительных рядов. державший меня палач, хитро усмехнулся мне, сощурившись, и вдруг высоко подкинул меня кверху. И стал так подкидывать все выше и выше. Я в воздухе стала выписывать невероятные кульбиты, визжа от испуга и восторга, упадала лугушоночком в его юркие и крыши. Подбросив меня очередной если, он изловил меня на вытянутые руки летящей животиком книзу и медлено положил на злополучную скамейку. Растопыриные во время полета от страха рукоятки и ножонки умело подхватили ассистенты и тут же их укрепили зажимами и троками. Ножки легко разъехались, обхватив бревнышко коленями. От сего обширно открылась моя попа. Скосив глаза по сторонкам, я заметила ассистентов, так неосмотрительно мною обиженных, которые разминали в руках по востой плети каждый. перед моим лицом стали вводить камеру и галогенновые светильники подсветки, которые меня слепили. Тоже осветили мою попу и посредством камеры транслировали видеоизображения на огромные плазменные мониторы, повешенные за сценой, что бы заметить происходящее в мельчайших деталях. От слепящих дисплеев я прикрыла глаза и нарисовав, что ноги обхватившие скамеечку коленями развелись и разрешают всем на мониторе следить мою писю всех деталях. От стыда и унижения я спонтанно постаралась их свести, да это сорвалось, полубревнышко мешало свести колени. И тут я сжала ягодицы, да продолжительно так лежать не смогла и под силком тяжести коленей расслабила и отварила попу для общего осмотра, да от новой волны охватившего стыда сызнова сжала ягодицы. Клитор в это время был здорово прижат к скамье и очаровательно терся об нее. Влитый в меня возбудитель предоставил о себе пожалуй, и я стала ритмично стискивать и разжимать ягодицы и тереться клитором о скамью, совсем не думая о зрителях. Мои соки растекались по скамье, капая с нее на пол. Ко мне подошла Эльвира, распустила мои волосы и потом бережно расчесав, составила их в туговатой бунт на затылочке, исправила выбившиеся пряди и прибрала их за ушки. Приподняла прорабатываю за подбородочек, большим пальцем совершила по моим губам.       Ты легко прелесть милая. Такой живой и яркой шалуньи, я в далеком прошлом не видела. - Симпатичных ощущений твоей попочке. позабавь нас и покрути ей самую малость, - сказала она, и нагнувшись расцеловала. Я задохнулась от унижения и желания растерзать сию мразь на шматки.       Взглянете. Эта стерва дрочиться на станке, утратив.

каждый стыд и ее время проучить, - долетело из зала. - Кагда, сей блдь... пароть уже будут, - вопрошал лавровый упор. Я слышала сии вскрики, да стать не могла, но только сейчас представилась возможность хотя как - то самоудовлетвориться. Мое симпатичное занятие перебила ужаснейшая боль, раскромсавшая попу. Я ощущала, что к моей попе прикоснулись раскаленным объектом, я бы истошно раскричалась. Ужасная гримаса непереносимой боли искривила мое лицо, я выгнулась так, что затрещала вся лавка, из глаз прыснули слезинки. Да тут же на мою задницу обрушилась вторая плеть. Я вертела попой и извивалась вся как только имела возможность. Ладони я то с невероятной силой стискивала в кулаки, то разжимала, пальчики на ножках шевелились каждый сам по себе, но щиколотки дергались и кружились, изображая невероятный танец. Мне не хватало воздуха, хотя на секундочку прекратите, и предоставьте продышаться беззвучно орудия я. Тело сотрясали невероятные судороги, оно жило как бы отдельно от меня и всякий член вертелся и изворачивался, абы увернутся от этих невыносимых звонких шлепков плети. В мозгу гудела одна мысль - нестерпимая боль. По мне градом катился пот, все происходящее было как в тумане. сделав, ассистенты дали переместить дух. Жопа искрила от боли и как - то принималась саднить. Я спонтанно продолжала ей вертеть и притискиваться к лавке. Груди мои упирались сосками в лавку и приятно раздражались, и я все время терлась клитором о лавку, это заводило меня, и я даже, не обращая внимания на такие невообразимые условия, продолжала себя ублаготворять. Это даже не я, но организм сам кроме моей воли и сознания создавал какие то действия, так, как думать кроме как о боли я более ни о чем не могла. Мне всыпали еще по пятеро, потом еще и вот в зале наконец то увидели мои развлечения в тайм-аутах.       Продолжительно эта сука будет наслаждаться. Мы что платили деньги, чтобы сия мразь тут кайфовала? - мчалось отовсюду. первая смекнула, как предупредить это безобразие Эльвира и соорудила это по-бабьи элегантно. К очередному тайм-ауту в порке она уже была готова. Только перестала порка и я уже хотела по привычке прижаться к ненаглядной доске клитором и писечкой, как вдруг мне завели крыши под живот и бюст и легко приподняли как разрешали ремни и планки, которыми я была прикреплена к лавке. Эльвира, почему-то подбросила а также поспела пощекотать мой клитор своими пальчиками. Я даже взбрыкнула, настолько это было приятно.       Дрочись удаленнее милая, - нежно промурлыкала Эльвира, и подмигнула ассистентам, которые осторожно опустили меня на лавку и схватились за плети. В зале настала полная тишь. Я тут же, как только имела возможность, плотнее прижалась сосками грудок и губками писи к какой то на ощупь травке, которая приятно студила и основывала очень соблазнительные ощущения. В мыслях даже поблагодарила Эльвиру за это. Да секундочек через 10. миллиарды жалящих игл впились в мои самые интимные места. Крапива! - пронизала молнией мое сознание догадка. Я, как ошпаренная, подлетела и выставила попочку кверху, как разрешала упряжь. изо рта побежала сплошным потоком пенистая пена, ногтями практически разодрала кроткий валик специально для сих целей подкладывающийся под ладони. В зале грянули бурные, заслуженные овации в Эллочкину честь, по-бабьи наказавшей зарвавшуюся бесстыдницу. НО эмоции меня перехлестывали вагон. Подняв попочку в самую верхнюю точку я от пронизывающей боли не освободилась. Клитор и письку варили в обрывистом варе. От сего я выписывала попой интересные круги с невероятной резвостью и амплитудой, причем всякая ягодица плясала отдельно. Это бы безобразие длилось продолжительно, кабы не было прервано очередным ударом плети по жопе вынудившем, меня вжаться своими интимными кое-где в самую гущу крапивы и взять очередную порцию обжигающего наслаждения, от которой попка снова поднялась в верхнее местонахождение. Да снова была возвращена на место плетью. Так я ритмично поднималась и спускалась попкой и чужих это очень напоминало страстного, исходя из этого зал разорвали бастионы заливистого смеха.       Наконец то воскресла и начала шевелиться, в противном случае было совсем заскучала, - довольно мчалось из зала. - Браво госпожа Эльвира. Вы свершили легко чудо с этой ленивой и бесчувственной обезьяной. - Крапива, - слышалось по залу на разных языках. Это переводчицы, переводили чужестранцам причину перемены в настроении наказываемой девушки и появления у нее экстраординарной живости и резвости. - Крапива. О, я! Гул! Гуд! Гуд мадам Эля! Польщенная, радующаяся Эльвира раскланивалась толпе и демонстрировала рукой на исправно трудящийся станок для наказания. Закончилась очередная десяточка. Я высоко подъяла попочку демонстрируя всем, что стала вовсе расцветай девчонкой и больше не занимаюсь нимфоманией ни капельки. Эллочка хотя, чтобы я сохранила задора и энтузиазма, поощряемая зрителями, поменяла крапивку на свежую и забористую у меня под писей. Я отплатила ей за заботу хорошими и Эллочки я на здорово отработала два раза по десять. Да тут Эллочка увидела, то что крапивой возделывается не вся моя пися, а только оная часть которая относится лавки. Поправить сию опрометчивость она решила тут же. В одну из остановок мне на талию была надета элегантная золотая цепочка, к которой присоединили веревочку, проглядели ее между ягодиц и к концу привязали хороший пучок крапивы. Сейчас, в то время как я буду щебетать попкой кверху вниз, либо легко крутить ею, пучок будет немилостиво хлестать по всей писе и по самый отзывчивой внутренней части бедер. Ликованию зрителей не было предела, они запрыгивали с мест, орали комплементы Эллочке. Я смогла осознать а, только в то время как умудрилась вывинтить голову и глянуть на дисплей.       Эллочка, давай. Задай ей жару. Ну ей под хвост, - мчалось из зала. я вся приготовилась к самому симпатичному испытанию и приятель поразмыслила, а Эллочка действительно молодец. Так таких как я дур и нужно учить. Пускай вращают жопами, разве головой трудиться не умеют. Выпускай Эллочка. Я одна решила, а дуру как я нужно приблизительно наказать и здорово прижалась клитором и лобком к крапиве а также поерзала, похотливой более пришлось. От нестерпимой боли попка поднялась наверх. - НО не пришлось по нраву, - злорадно поразмыслила я, обожди еще не так тебе дуре будет. Пучок крапивы эффектно подлетел от моего резкого движения и затрагивая и обжигая бедра со всего маху шлепнул меня по письке. Чтобы взять побольше боли я максимально, как имела возможность, развела ноги, пускай возьмут и небольшие и большие губки и негодяю клитору придется. Боль оглушила и я вся дернулась вперед и кабы мне, не нажала на спину, я свертела бы себе шею. Боль пронизала меня всю и нужно - глупой сучке, - думала я. Подавшись вперед, я снова легла на свежий пучок крапивы, взлетаю наверх и заслуженный шлепок по писе от привязанного пучка. Я стала мастерить настолько размашистые и отличные движения, что лавка стала понемногу, но потом и сильней подскакивать. Народ буянил, обступили сцену. Кто-нибудь выкрикнул, поднадайте же ей, у нее бюст заскучала. И снова Эллочка показала сноровку и подсунула мне под груди новые пучки крапивы, освежив чувство в грудях. Я намерено, поплотней, вмяла груди в крапиву а также поелозила ими. тут да почувствовала, что бюст снова обварили, особенно пронзительная боль была в сосках, она прожигала до подсознания, заполняя меня всю собой. Попка в это время подскакивала автоматически. Моя скачка длилась довольно продолжительное время.

и увидела, что бить меня прекратили, и забавляюсь я только крапивой. Да вот, крыши прижали меня дрожащую к лавке, убрав крапиву и отсоединив от уз, отпустили. Я подскочила и помчалась по сцене, упадая, катаясь, хватаясь, то за попу, то за бюст, то за другие самый пострадавшие места. Осознав, что от нестерпимого углежжения я расцарапаю и растерзаю пострадавшие места, меня изловили и на руки натянули наручники. В таком местонахождении, я продолжала крутится волчком по сцене еще минут 10. приводя толпу в неописуемый восторг. потом меня подхватили за волосы у затылочка и поволокли из залы, я продолжала вихлять задом, сучить ногами и выбиваться от нестерпимой боли и зуда в интимных местах. Перед самым выходом, я умудрилась сквозь поволоку слез глянуть на зал последний раз и заметила, находились и глядели на меня обалдевшими глазами. У многих были взлохмаченные плеши, у некоторых из джинсов торчали не заправленные рубашечки полностью мокрые от пота, галстуки были смещены и отброшены, на бриджах в интересном месте красовались мокрые пятна, не позволяющие колебаться в их происхождении. Дамы были с растрепанными прическами, с расстегнутыми блузами кой-когда с оторванными с мясом пуговицами. Помада на губах переводчиц и других спутниц стерлась, некие пробовали незаметно отхаркивать в платок молоку. По всему было видно, что им было нужно много потрудиться, успокаивая не на шутку разошедшихся спутников.       Вах, слушай - шипел кавказец, утирая смятым галстуком вспотевшую плешь. когда меня выволокли в коридор, я хотя немножко стала соображать и сквозь поволоку слез разобрала, что содержит меня тот ассистент, которому я заехала ногой по яичкам. - Ну, дободалась, - прошипел он, больно сжимая волосы на затылочке. - Сейчас удавлю тебя. Взглянув в мои обезумевшие от пережитой боли глаза, он немножко сжалился. - Ну, хорошо. Куда стреляют, в том направлении целуют, - сообщил с ухмылкой и в заговоренный, судорожно дышащий, сноровисто засунул свой член. От такой наглости, я легко обалдела. И внезапно бесики метнулись в моей голове. Откусить! Точно, проучу мерзавчика, откушу и все. Да потом разум понемногу возвратился. Они же кончат меня, а уж вынудят помаяться, но и юношу жалко. Он на вид, задору только много. Да злоба впрочем кипела во мне и сохранять его хамство безнаказанным я не намерена. Я взглянула, чтобы взглянуть ему при.       Ты, что в том месте заснула развратница, - задал вопрос он ухмыляясь. - Ему в том месте у тебя скучно, сказал развязно. Я пощекотала его головку языком у себя во рту, дождалась пока он степенно подрос, и смотря при прохвосту, несильно прикусила его достоинство. Глаза юношу наполнились трепетом, он сразу извлек его у меня изо рта, и бесмыслено вытаращился на него, не веря, что он по - прежнему невредим. Медлено выйдя из клинча, от хохота стоящем рядом Эллочки и других охранников, он в порыве ярости за волосы приподнял меня к своему лицу и прошипел мне в лицо: “Задавлю Падла”. У него ходили ушибы на лице, дергались веки и кадык. Почему-то меня в нем здорово задело и интимное. Мне тяжело растолковать свой поступок, да я мгновенно дотянулось до него и расцеловала его в губы. Он опешил и выронил меня, я дальновидно съехала по перегородке вниз. Послышался оглушительный регот охранников. - Но тут симпатию, во как в засос целуются - пропел кто-нибудь нахидным голосом, но говорил шалава. - Кончу, - просипел, посеревший ассистент. И удушил бы, кабы не приспели вовремя Эллочка и другие охранники. - Тебе не существовать сука, удавлю, - орал ассистент в то время как его еле удерживали все охранники вместе и уводили в близкую комнату. тело, страшно, болело и зудело, при плыли красные круги. Эллочка кому-нибудь кивнула и меня подхватив возле затащили в одну из гостиных и установили между двух колон. Быстренько на ноги и руки натянули ремешки, подсоединили к ним цепочки и распялили срывая, что бы я одна себя изувечила растирая либо расцарапывая до крови зудящие места. Тут же показались два полуобнаженных юношу и стали натирать пострадавшие места какими - то мазями, но всю меня какими то кольдкремами. - Они и слепые, да у них сверхчувствительные и ласковые руки, они ими знаются с наружным миром, - сообщила Эльвира и удалилась, прикрыв за собой дверь. И тут я предоставила волю накопившимся чувствам. С того мига, в то время как изо рта у меня извлекли ненавистный мячик, я только стонала и хныкала. НО сейчас я вообразила всю пошлость и гадость ситуации. Я такая превосходная, за доброжелательный взор которой в госуниверситете терялись столько шикарных юношей и заставлена была как последняя рабыня, либо дворовая девушка вихлять голым задом под плетью, только для того, что бы поразвлечь “господ” этих пресытившихся змеев. Нестерпимая жалость и ненависть к себе заполнила меня всю. Я орала, сипела, выла, рычала, плакала, плевалась, металась на цепях. Потом настала полная истерика, меня стало стрелять в ужасной лихорадке. Два глухонемых юноши обступили меня с двух сторонок, облапив друг друга за плечи они зажали меня между своими обнаженными телами. Стараясь не дотронуться до истерзанной, пылающей попочти. минут через пятеро я утихла и стала понемногу оценивать происходящее. Парни нежно втирали в меня кольдкрема, особенно трепетно относясь к попе и интимным местам. Я да и не разрядилась и все это время находилась в возбужденном состоянии. В то время как юноши гладили мне бюст, либо писю я скучно просила еще. - Прошу вас еще, погладьте меня в том месте хотя немножечко, - умоляла я свершено позабыв, что они не слышат. внезапно в комнату взошел обиженный мною ассистент. - Ну, что коза подвернулась, сейчас мы тебе рожки пообломаем, будешь пожалуй как бодаться, сообщил он с придыханием и чертовские огоньки вспыхнули у него при. Он подошел близко и посмотрел мне при. В том месте было столько энергии и решимости, что ужас парализовал меня и завладел мною целиком. Он это ощутил. И смотря мне при улыбнулся, от что у меня мурашки побежали по дерме.       У вас так взаимность, - сообщила чуточку на распев подошедшая Эллочка. - Кстати, Владимир определен твоим постоянным палачом и по совместительству педагогом. Ты но сего желала милая, - пропела слащавым голосом она. Я с трепетом взглянула на этого Вольдемара, что потянулся ко мне обеими руками и кидал на меня испепеляющие взгляды.       Оная кинь ты девушку. Доставь ей передохнуть. Ты всю скопившуюся на нее злобу отправься и положи в заждавшуюся тебя на сцене свежую попку, - застопорила его Эльвира. он неохотно отошел от меня, медленно поворотился и сошел. Эльвира чванно посмотрев на меня также ушла. Откуда - то доносился грохот зала и леденящее душу мычание вперемешку с посапыванием. Через 20 минут дверь отворилась, и перед моими глазами пронесли на носилках мертвое. Голова и руки свесились с носилок и болтались в каданс перемещению. За носилками целый мокрый от пота взошел Владимир, весело глянул на меня и стал около меня.       Она жива, - не своим голосом задала вопрос я.       Да сознание мгновенно теряет, два раза из ведра отсвечивали, но на третий постановили пускай отдохнет, - с ехидцей расплатился Владимир, довольно улыбнувшись, увидев, что меня затрясло от страха. Он медленно подошел ко мне. Я спонтанно отодвигалась от него как разрешали цепи, поднялась даже на цыпочки и как зомбированый кролик испуганно смотрела в его бездонные глаза. Он подошел, любовно облапил меня за шею и расцеловал меня в замочку.

ушка, потом согнулся и любовно поласкал языком ямку животика. посмотрев на меня нежданно отваренной и такой располагающей ухмылкой, что я вся сконфузилась, потерялась и потупилась. Он, оказывается, возможно таким ласковым пронеслось в моей голове и я даже прижалась к нему. Он это ощутил, легонько притянул меня к себе расцеловал сначала в сосок одной груди. Я в блаженстве умерла. Он еле задевая подушечками пальцев любовно потеребил мой клитор и в то время как я поплыла в объятиях наползающей неги, внезапно дал сильный шалбан по моему напрягшемуся клитору. Я открыла злые глаза и задохнулась от ярости и негодования, обдумывая, что бы пообиднее ему сообщить. Да вдруг наткнулась, на туже обезоруживающую, отваренную и добрую ухмылку. Слова застряли в горле.       Ты очень прекрасная, - сказал он медленно смотря в мои растерянные глаза, поворотился и сошел. и снова возбуждающие руки массажистов. Снова просьбы поддержать мне окончить.       Ты не заболталась тут дорогостоящая, - сказала, неожиданно вошедшая и вколола мне в ротик знакомый мячик с ремешочками, ловко закрепила его, отошла на несколько шагов, и взглянула на свою работу.       Вот и прекрасно. Болтушек сейчас недолюбливают, - сказала весело она и удалилась. минут 10 я совершила в одиночестве, даже прикрыла глаза, но в то время как их отварила, оторопела. От стыда у меня даже замочки ушек покраснели. Ко мне доходили два юноши моего возраста и во все глаза глядели на меня. Я немедля умерла. Прежде мной брались либо сослуживцы модели, либо уже солидного возраста мужчины. НО тут мои ровесники свободно смотрели на мое оскорбительное местонахождение и я должна своими страданиями забавлять их. Я вслушалась к их разговору.       Прикинь, а телку то классную развратили, - сообщал один.       Так ей и нужно, меньше жопой вертеть будет перед иносранцами и темными, - подытожил второй.       НО попец ничего, - не унимался первый.       Только легко отшлифованный, - съехидничал второй.       Это, оная которая все жопу до небес задирала и потом ей крутила как ошпаренная.       Тебе бы крапивы под пизду подсунули и ты бы так закрутил.       Протащилась бикса уж точно.       В то время как она пируэты жопом выписывала, я сам затащился, но батю сердце прихватило от излишка чувств, секретутка волокардин выпускала.       Как она согласилась на такое. Вон гляди, как жопа отделана, но груди и писька аж мрачно кызылы. Я раз у бабки в деревне руку крапивой обжог: ел, но тут глянь как отделали по самым интимным местам.       Сейчас уж точно рукоблудить не будет и подругам своим закажет. Это они из глубинки дуры ездят и думают по легкому лаве ссечь. НО ее тут и установили в стойло.       НО я прикольнулся, попрошу отца, пускай доставит баблов и обработаю ее итак, что она даже имя свое не припомнит, - один из них мечтательно усмехнулся.       Слушай у нее да наверное здорово чешутся эти места, выпускай потрогаем.       Но вроде предупреждали ни умиляли, но хорошо давай. и они стали неуверенно умилять груди. Все куда прикасалась крапива, нестерпимо ныло и зудело и я одна, забыв стыд и застенчивость, выгнулась и подставляла под их руки свои прелести. Их это очень забавляло. Они полапали груди, да заметив, что я потекла, стали щекотать мне писю и клитор. Во рту стало много пены и она носилась из уголков рта и капала на бюст и спекала щекотно по животу, принося дополнительные страдания. Один из юношей разошелся настолько, что вложил один из пальцев руки и писю большим стал массировать клитор. Я затряслась от удовольствия. Да этот мерзавец, заметив, что это мне приносит огромное удовольствие, стал прикалываться тем, что медленно извлекал перст в самый неподходящий миг. А я, хотя продлить хотя секунду удовольствия, выгибалась до неимоверности стараясь занять губками писи его страстно желаемый пальчик. Они не знали, что мне 3 недели скармливали возбудитель, и срывали возбудиться, да моя ненасытная пися их очевидно заводила. НО я прогибалась так, что трещал позвоночник и выворачивались руки рук и щиколотки.       Глянь, как шалавка трахаться желает, сейчас покусает, - хохотали они. я осознавала, что надо стать и не позорится так, да тело не слушалось меня. Юноша то приближал палец к моей писе а также разрешал мне самую малость ввести его во вовнутрь и потереться об него губками, то прибирал его медленно за промзону моей досягаемости принуждая меня тянутся к нему выгибаясь нечеловеческим образом. Понемножку я утихала, да он тут же экспонировал свой призывно торчащий пальчик в другом месте принуждая меня поворачиваться к нему и изо всех сил тянуться к нему писей.       Парни. Поиграли с девчонкой, и достанет, девочке время спатоньки, - ошеломил меня голос Эллочки. Она находилась в 10 метрах возле с элегантным господином лет 50 - 60. пристально меня рассматривавшем и сглатывавшем пену. Я осознала, что они в далеком прошлом рассматривали наши потехи, и мне снова стало сильно неудобно. Эллочка подвела ко мне господина и стала сообщать пристально глядя мне при.      . Сеньор Бичени.       Это господин Бичени. Он обладатель огромного концерна в Италии и у нас по вопросам вложения здоровущих инвестиционных кулей в макроэкономику города. Это крайне важно и для экономики всей страны. Обращение идет о значительной сумме. Причастность в симпатии господина Бичени проявляют на всех уровнях. Исходя из этого то, что ты его лицезрела тут, лучше забудь, лишняя память будет сооружать тебе жизни. Да я не об этом. Сеньора Бичени осталась в Милане и вот уже тридцать дней господин Бичени испытывает трудности с удовлетворением его соблазнительных потребностей. Мы же конечно не хотим, чтобы господин Бичени стал импотентом от нерегулярности половых связей и учитывая преимущества господина любезно зовем его в наш клуб.       Я тебе обязывалась, без твоего согласия не будет. Я и сейчас не настаиваю дорогостоящая, - сказала Эльвира ухмыляясь мне при. Я испытывая невыносимое возбуждение замотала головой как свидетельство согласия. - Господи, неужто я возьму хотя в то время как ни будь саморазрядку от этого неимоверного возбуждения, - поразмыслила я с замиранием сердца.       Так ты отнекиваешься, - засмеялась мне в лицо Эльвира. Я, испугавшись, что это свидание пожалуй не состояться, бешено замотала головой. - Тут слушай пристально. Он Ш тормозится по - русски. В половой синхроконтакт вступает без презерватива и твои анализы мы ему уже предоставили. Девушек обожает только после расцветай порки. Сейчас ты ему приглянулась видно ты выше всех попку задирала, он уплачивает за тебя 3 тоны баков, тебе надеется половина. В губы не целуй, ты шалава и целовать в губы приличного человека тебе запрещено. Высказав это напутствие она кивнула охранникам и меня отвязали. Голую меня завели в микроавтобус, под интересны взгляды внешней охраны и подвезли по городу. Так как спереди и сзади все болело, в автосалоне я заклинала, но охранники придерживали меня за руки, не позволяя себя онанировать. На глаза мне натянули повязку. Через два часа мы были в шикарного особняка. Меня позвали отужинать с сеньором Бичени. Я присела за огромный стол, очень изыскано уставленный дорогой миской с очень разными вкусностями. Сиветь мне было нужно на высокой.

атаманке. Сеньор Бичени попросил меня сесть поглубже и подальше экспонировать свисающие с атаманки ягодицы, что бы облегчить загадку Ирме. Обернувшись, я заметила строгую даму лет 45 с хлыстом в руках находившуюся у мен за спиной. Она посмотрела мне в глазки и по матерински покровительственно и нежно мне усмехнулась. С другой стороны стоял господин Сан. Как пояснил мне Бичени. Ирма будет смотреть за моим поведением за столом, но мне запрещалось умилять себя за половые органы, отвлекаться от диалога, сутулиться и горбатить спину. Кроме этого я должна непрерывно радоваться сеньору Бичени. Господин Сан легко прислуживал за столом, чем сходу мне приглянулся и недаром в течение ужина он умело и не заметно поспевал продемонстрировать как справляться с либо иным экзотическим блюдом и каким прибором в какой ситуации употребить. Что касается госпожи Ирмы, то я была уверена, что выполнить предъявленные мне условности не сложно, и я не в которой мере не добавлю своей пострадавшей попе еще шлепков ее хлыста. студенческий доход. Партизанка Танюша. сеньор Бичени как, появлялось, сносно обладает русским, да скрывает это. Во время Второй Мировой Войны, он был на территории Руси в составе зондер бригад и активно противоборствовал с партизанами на смоленщине. Так как по нации он был итальянец, то “подлинные арийцы” его призирали и на ответственные задания его не забирали. Он ограничивался в основном допросами обитателей сел и городков, которые были пойманы в пособничестве с партизанами. Да однажды ему на допрос угодила реальная партизанка. Кликали ее Таня, и она ему очень нравилась. Применяя индуктор и два проводка с крокодильчиками, присоединенными к половым губкам Танюши, они мгновенно отыскали общие темы для диалога. несчастная женщина быстренько все поведала о совковом подполье в их районе, самую малость “пококетничала” с указанием баз и кемпингов размещения партизан, да в то время как ее сводили на порку попы ефрейтором от винтовки выложила и это. Все было оформлено, и женщина была готова к праздничному повешению в центре присела в поучение упорствующим обитателям, да из Смоленска пришел приказ в агитационных целях повешенья создавать только по воскресеньям. Оставалось несколько дней вольных, и Бичени хотя завоевать доверие у немцев, придумал развлечение, на которое звал всех вольных от нарядов и операций по уничтожению партизан эсэсовцев. Применяя все тот же индуктор Бичени получал признания у девушки в ее соблазнительных приключениях. В кабинет к следователю, а проще говоря, в комнату крестьянской избы набивалось масса нацистов, сглатывая слюну притихнув, слушали переход “признательных” показаний Тани. Обезумевшая от боли женщина выкладывала все откровенно. И как приехав после педагогичного училища поселившись в выделенной совхозом пустовавшей халупе удовлетворяла одна себя, и как потом применяла для этой цели приблудившегося огромного пса Барбоса. Раз погранзастав за этим занятием, лечившая комплотами всю округу, сообщила, что время ее предъявлять коллективности, как отцы и деды из покон веку дщерей своих замуж выдавали. С сими словами Агапка скинула с Тани ночную сорочку, выволокла за волосы из избы на перистиль, подчинив зажала голову крепкими натруженными ногами и стала стегать по попе лозиной. Таня буйно заголосила на всю деревню, сзывая на это зрелище всех окрестных юношей. И действительно минут через десятеро из изгороди поблескивали ониксами возбужденные глаза больше тридцати незамужних парней. Таня продолжала визжать и демонстрировать “коллективности” налившиеся соком грудки и округлившиеся ягодицы, и тревожащие бедра. Окончив рисование, бабушка загнала в избу плачущую Таню и сообщила, что она еще благодарю потом сообщит. НО завтра отправятся на пруд после работы, пирс нужно купаться регулярно и блюсти зоогигиену. На направляющийся день , в то время как солнце уже присаживалось, бабушка Агапка повела Таню на пруд. В том месте на берегу сидели матки. Девушки смещали свою одежду и медленно заходили в воду вихляя бедрами, самую малость плавали, прыскали приятель на приятеля водой звонко смеясь, что бы привлечь внимание. В стоящих рядом ивах и кустах слышалась возня и хруст разламываемых веток. По негласному сговору на кусты никто из наяд и экспортировавших их внимания не обращал, даже разве в том месте затевалась реальная драка, и ветлы тряслись как от землетрясения. Семейным мужикам в кусты ходить почиталось очень зазорным, но молодых пацанов парни постарше прогоняли сами. Девушки на купание ходили с того мига, в то время как матери примечали у них томный блеск при и явные бабьи прелести кричали. С мига, в то время как к девушке засылались сваты, женщина все реже оказалась на пруду, но после свадебки мила в том направлении ей была заказана. Разведенки, вдовы и оные у которых хозяева беспробудно тянули, оказались в другом месте пруда и без экспортирующих, да в эти частности Таню еще не отдавали. приняв все условия этой условной игры, Таня скинула неспешно одежду и медленно отправилась к воде. Сознание того, что за ней глядят все юноши их большой деревни, студило душу и приятно щекотало в том месте где - то внизу животика. Бедра сами собой стали соблазнительно вихлять подчиняясь тысячелетнему инстинкту дамы, спину она выгнула и грудочки зазывно колыхались в такт ее шагам. Пролегая у самых кустов она с удовольствием услышала шепот: “Серега пригнись. Оная нагни бошку - кретин. Вот это корма, я бы ей впердолил. Пускай писюн сначала взрастит, если кто к ней подойдет головы пораздавлю - молокососа”. О чем шел диалог удаленнее, она уже не услышала. Зайдя в воду, поплавала, поплескалась и стала выходить. Выходя из воды, подражая другим заневестившимся девушкам, продолжительно не одевалась, вытирая мокрые шикарные волосы и принимая самые соблазнительные позитуры. Полотенце повязала, соорудив на башке замысловатый османский убор. Повернувшись к кустам зрителей спиной, склонялась, не сгибая ног в коленях за утиральником для тела. Медленно обтирала спину, виляя бедрами то в одну, то в другую сторонку и слыша протяжные всхлипы и напряженное посапывание из кустов.       Ой и бесовка. Будут поклонники по тебе сохнуть, - нежно сообщила бабушка Агапка и повела Таню к себе. старания бабушки не прошли зря и ее сходу стали звать на танцы масса поклонников. Они регулярно сорились между собой, бились, даже обещали кончить с собой, разве она обогнет их вниманием. Ни о каком Барбосе уже не могло быть и речи. Ее тискали ухажеры на танцах, но потом, напившись для храбрости самогона, тащили в кусты и в том месте, не взирая на ее демарши, имели со всей юношеской активностью и горячностью. Несколько если предлагали пойти, да партия ее не обделывала и она отказывала. В то время как началась война, она спуталась с партизанами. Она ходила в их кемпинги, ходила осведомления и продукты. Помогала по-женски по хозяйству, варила, мыла, ухаживала за ранеными. И как - то с пониманием посмотрела к диалогу между бабами, мужики трудятся на пределе, довольно часто рискуют жизнью и терпят другие лишения, некие долго не видят семьи и вообщем здорово сникли и затосковали. Нужно бы для поднятия активного духу определить им баню, поплескаться с ними, похлестать им венечком спину и вообще своим девичьим хохотом подбодрить, которые уходят на смертельно - опасное задание. Замужним бабам это делать как - то не пристало, но вот девкам вроде Тани самый раз. Поупорствовав для приличия немножко, Таня поддалась на сговоры подружек и совета отряда. Банные обязанности она выполняла исправно, в отряде тоже были ею довольны, но вот засыпалась по подсказке предателя в руки гестапо. эсэсовцы, слушая откровения Тани, раз за разом выбегали в близкую комнату, где услужливые местные полицаи повергли девок устроившихся.

в спецкомендатуру на “работу”, упоили их самогоном, и оные обслуживали перевозбудившихся захватчиков. Осознавая и хотя хотя как - то облегчить свои мучения, Таня без утайки во всех подробностях рассказывала целый свой не такой уж богатый бабий партстаж. И как ездила на региональные сборы комсомольского актива в Смоленск и в том месте съехавшиеся здоровые и бабы чихать хотели на преподавания Маркса и Сталина вместе, используя неожиданной свободой целыми днями тянули водку и самогон и отдавались групповому разврату. Сугубо ей приглянулся разудалый организатор с МТС с Вязьмы. У него был большой и полнотелый член и обладал он им виртуозно, и вдобавок у него были сильные и очень ласковые руки, которые ласкали так, что выплеснуть это Таня легко не могла. Она в первый раз у него забрала в ротик и носилась за ним как щенка, да по окончании он укатил в свою Вязьму к половине и отпрыску, а Таня почитай наложила на себя руки. Хорошо, что на собрании ее заприметил второй секретарь комитета, позвал на дачу и в том месте, в кругу ответственных друзей прибывших на служебных авто с одними соблазнительными женщинами, как и она все радовались от души насыщаясь деликатесами. Сии довоенные годы были средне зажиточными и существовавшую регулярно вполсыта Таню впору осознать. подавшись общему настроению дохода и вседозволенности, Таня упилась вина, вскочила с другой девушкой на стол, оголилась и подбадриваемая находящимися стала танцевать подрыгивая бедрами под звуки “Интернационала” доносившиеся с граммофона. Смотря на молодую, цветущую, собравшиеся мужчины цокали языками, поглаживая усы, протирали запотевшее пенсне и почему-то невнятное гундосили, утирая с пьяных рож слюни (большая часть приглашенных ответственных рабочих партийного и хозяйственного актива области были картвелами и литвинами) и воображали себе свой новый мир, что они строили ярким и радужным, для которого недаром они столько умерщвляли, мучили, насиловали и грабили. Да как говаривал классик “не подолгу музычка игралась, не долго фрайер танцевал”, эта лексика хотя и была знакома большинству находящихся, да в новой и безнаказанной жизни стала позабываться. И возмездие пришло нежданно. Чин Гоцешвили, прознав про бурное застолье, на которое оное по неосмотрительности его позабыл позвать, посчитал себя уязвленным и разозлился. Настучала на второго секретаря его половина и была полюбовницей кавказца. Осерчав не на шутку, Гоцешвили приказал всех участников возмутительной попойки взять и допросив в острогах НКВД судить. Совместно со вторым секретарем по сложившейся традиции, взяли и его неверную половину. На отваренном судебном процессе, что проходил в муниципальном Доме культуры путейцев, они оба сознались в том, что оба трудились на английскую разведку и взяли задание по которому она применяя свою дамскую привлекательность обязана была заманить в убежище на правительственной даче для ответственных рабочих в Пицунде друга Сталина, но он используя беззащитностью Вождя должен был коварно кончить Отца народов. Истошно вопя на целый зал, бывший второй секретарь ходатайствовал трудящихся строго наказать его и его половину за столь подлые намерения и фарисейство, высказывал уверенность в том, что искоренив таких врагов рабочего народа как он, Советское государство выстроит процветающее социум и достигнет общего благоденствия для народа, как обучал Великий Ульянов и обучает Великий Сталин. Обвиняя, он рассчитывал, выполнит данное им обещание и сбережет жизнь детям. После зачитки, очень кроткого по точке зрения собравшихся в зале тружеников, приговора 18 человек расстреляли во перистиле колонии вечером этого же дня и только 24 (в основном обслуживавшему банкет штату да 58 статье УК РФССР. Расстрельная бригада всех приговоренных разоблачила до мяча. Мужчин выстроили в одну линейку у перегородки. Жену второго секретаря, вынудили попеременно танцевать медленные, душевные танцы со всеми приговоренными, и в то время как у мужчины поднимался пенис, его отводили в сторону и расстреливали “за разврат”. Последним был муж. У него от страха и замеченного никак не вставал. Тут жену вынудили поласкать его и свершить с ним половой акт. И в то время как они связались четыре пули пущенные с близлежащего расстояния из винтовок проколотили их тела насквозь. “Они умерли в любви и согласии”, - умилялись нквэдешники и страшно гордились своей задумкой. Гоцешвили удержал свое слово, и детей второго секретаря выслали в детдом на границе области и скончались через год от голодовки и сыпняка. из окна своего кабинета всю мелодраму распыла следил Гоцешвили и Таня. Ее приостановили со всеми совместно, да милая мордашка и точеная фигурка, ей оказали важную услугу. На одном из допросов ее заметил Гоцешвили и прельстившись ее внешностью лиц ее к себе. Установив ей условие, либо отыскать двух раскованных подруг и составить ему компанию и его лавровым приятелям, или даст она Сибири лучшие годы совей жизни, и это в лучшем случае. Замеченное, ратифицировало ее в необходимости тесного пособничества с органами. Смотавшись к себе в деревню, она распределилась своей безнадежной ситуацией Лене и Кате, и подруги пообещали ей содействие. В назначенный час они снарядились в условленном месте. Парни подъехали на большой и отправились передыхать на дачу к Гоцишвили. Девушкам нравились эти юные, уверенные в себе юноши. И не смотря на то что все они трудились в органах, о которых ходили самые противоречивые слухи, вели себя они по джентельменски. Не жадились, и потчевали девушек вином и мороженным, обожали их страстно и горячо. Покладистые и сговорчивые девушки также понравились ребятам, и Таня была извинена. Неспешно Гоцешвили и его приятели охладели к Тане, и она стала исполнять деликатные поручения органов. Ее подбрасывали в кровать к ответственным рабочим области и она на другой день исправно доносила о чем оные в порыве страсти говорили, о ком рассказывали анекдоты в предшествовавших похожести застольях. Конкретно по заданию органов она и не эвакуировалась, но осталась в подполье. Допрашивая Таню Бичени понемножку проникался к ней эндогенной привязанностью, он даже обожал как - то по особому и откровенную девушку волею судьбы попавшую в такие замысловатые витальные перипетии. В то время как подошло время повешенья и полицаи и согнали все население сей и соседних деревень. В центре находились два высоких бруса, и между ними была перекинута перекладина. Между брусьев находилась грузовая машина, находилась мебель. С перекладины свешивалась веревка заканчивающаяся ужасной петлей. когда в горницу к Бичени ввели Таню в одной исподней сорочке и трогательно взволнованную, все в груди у него переворотилось. Он подвел ее к окну и продемонстрировал взглядом в сторону приготовлений. Она посмотрела на висильницу, смертельно побелела и повалилась в руки Бичени без сознания. Предоставив бригаду призвать фельдшера, он снес ее на скамью у перегородки. Лысый, грузный старик фельдшер засуетился в своей медицинской авоське, отыскал нашатырь, смочил вату и поднес к лицу Тани. Она отошла от резкого запаха, вспрыгнула с скамьи, испуганно осмотрела всех около и вся дрожа притиснулась к Бичени, как бы ища у него защиты и тормозясь, что это он еще день назад поздновато вечером подмахнул ей смертный приговор. Он не удержался и.

погладил ее шикарные распущенные волосы, легко приобнял за плечи и усадил на скамью. Она тут же вспрыгнула и снова притиснулась к нему с ужасом смотря на двух громадных автоматчиков которые пришли сопроводить ее на место казни и нерешительно топтались у двери ожидая повеления штабс-капитана. Посмотрев на Таню еще раз, Бичени быстро поднялся, вышел в близкую комнату, где в одном исподнем валялись пьяные со устарелого, приведенные полицаями для отрады нацистов. Забрав одну из них за руку, не взирая на ее демарши, втолкнул в комнату где ожидали автоматчики.       Вот, она тебя выдала нам, - продемонстрировал он на приведенную девушку. Таня с трепетом выяснила Лизку также трудилась на подпольщиков. Да Лизка была организатором третьего подразделения отряда партизан и неоднократно на собрании песочила Таню за банные мероприятия и говорила, что совковая женщина должна беречь свой моральный облик, что бы после войны не было совестно односельчанам при смотреть. Вот она заводит происки только с немцами и то для того, что бы промыслить для партизан у них полезную данные. И вот эта Лизка насилу стоит на ногах, пьяно ухмыляется, и это она ее предала.       Налей ей выпивки, пускай выпьет за твое здравие, - твердо сообщил Бичени, почти не коверкая русские слова. Осознав и от него защиты не будет и еще более от сего задрожав, Таня подошла к бутылю с самогоном, напрягшись над собой управилась с подступавшей истерикой, поднесла горло к граненому стакану стоящему на столе и вибрирующими руками стала наливать мутный самогон в стакан проливая много мимо и неприятно стукая горлом о края стакана.       Че, плескаешь мимо п, - пьяно закричала на нее Лизка.       Продукт нужно беречь, - продолжила она, громко икнув. взяв стакан в руку, состроив глазки Бичени, Лизка манерно оттопырив мизинец, чокнулась с бутылью и сказала, и тебе здоровьица Танюша” Тянула, неприятно булькая и впуская в стакан слюни. Допив, установила неуверенно стакан на стол.       Ты. Взгляни, какие мужики без дела стоят, - заплетающимся языком вещала Лизка.       Все мы бабы б, и всем нам одно нужно. А ты Танька уймись и свою ма: ду раньше других не засовывай.       Лучше пускай они тебя по корме рукой утюжат, чем ефрейтором охаживают и сию штуку на тебе чувствуют и она постаралась изобразить отвращение смотря на полевой микротелефонный аппарат.       Касатик иди, приголублю, - заверещала Лизка пробуя из исподней рубашки извлечь бюст. Это не выходило и она порвав сорочку вывалила наружу две огромные груди. Быстро бросилась и облапила одного из автоматчиков. Юный немец, не против был, потискать такую дешевую мадам, да остерегаясь офицера оттолкнул Лизку к столу.       Ты не хочешь любви. Но ты не знал еще любви. Иди я тебе покажу, - пьяно шамкала Лизка. Потом довольно умело повернулась к столу и бутон себе еще стакан быстро его осушила. Зажевала лавашем и вытаращилась на Таньку.       Ты геройка, ты молодец. Только трахать при всех ее не надо гер штабс-капитан, - скрючив пьяную гримасу говорила Лизка Бичени, крутя у него перстом перед лицом. бичени свирепо глянул на нее, соблазнил ее к себе, громко предоставил бригаду фельдшеру. Таньку колотил холод, все происходящее было как в тумане. Фельдшер отварил ампулу, собрал содержимое в баян и подошел к Бичени. Тот сноровисто завел руки Лизки на зад и затянул их в том месте ремнем, развернул лицо Лизки к себе, вдруг быстро ущипнул ее за бюст. Лизка взвизгнула вывалив язык. Что тут же прочно ухватил Бичени. Лизка постаралась убрать язык, да это ей сорвалось, повозившись, она бросила сопротивление. Фельдшер ловко подошел и соорудил ей ремиз в язык. После Бичени отпустил его. Она его запрятала и бессмысленно, пьяно вытаращилась в Бичени. Потом высовывала его и пробовала взглянуть на свой язык. Минут десятеро сидела с заговоренным и пробовала петь какую - то песню. Да язык мгновенно распух, и изо рта вытекала, и слышались нечленораздельные звуки. Он мгновенно пихнул ее автоматчикам. Оные подхватили ее и выволокли на улицу. В то время как в комнате никого не осталось, Бичени подошел к Тане, страстно расцеловал ее пересохшие бухты и сошел во перистиль. лизку повели на площадь. В то время как она заметила виселицу и до не стал доходить смысл происходящего, она пробовала вырваться, что - то сообщить, да дюжие телохранители и распухший язык не позволяли ей этого соорудить. Какой то услужливый полицай, подскочил к ней, и нацепил на бюст таблицу, на которой большими буквами было настрочено “партизанская б: дь”. Подойдя к автомобилю, Лизка отчаянно противилась и не хотела предоставить себя разоблачить, но потом не хотела карабкаться на кузов и на мебель, да тогда помогли полицаи и установили ее на табурет, плотненько надев на шею петлицу. Зачитали приговор на германском и русском языке, и по маху какого то высокого чина в роскошной шинели с скорняжным воротником, неунывающий весельчак Ганс завел машину и медленно отправился. В то время как машина завелась Лизка со страху обоссалась, но в то время как мебель уехала из - под нее ног, несколько если взбрыкнула всем телом, подергала в раскорячку ногами и стихла необычно вывернув голову, Бичени указал на напрягшиеся соски и клитор и поразмыслил, что надо задать вопрос о необычном явлении у фельдшера. Придя в избу, Бичени увидел у окна Татьяну и продолжала глядеть на качающееся. Он АДЛИ отвлек ее руки, вцепившиеся в подоконник, подвел к столу, усадил на стул, дотянулся бутылку милого коньяка и прекрасный бокал. Налил ей и вынудил выпить. Таня тянула безразлично. Он усадил ее к себе на колени, притиснул. Все немцы посчитали свое дальнейшее присутствие неподходящим вышли сами и пинками изгнали пьяных девок из близкой комнаты и полицаев. У нее завязалась истерика, она плакала, почему-то несвязное шептала, потом выкрикивала ему в лицо, колотила кулаками в его свободную бюст, пробовала вырваться. Он не выдавал ее, но только сильнее придавливал ее хрупкое вздрагивающее тельце к себе. Потом медлено она затихла и только надрывно всхлипывала, прочно его облапив. К вечеру она совсем захмелела от выпитого коньяка без закуски, и он причислил ее дремать в свою комнату. Она дремала тревожно, кого - то непрерывно упрекала и кликала в бреду. К вечеру же он выяснил, что приезжавший специально для инспекции проведения массовых “воспитательских” мероприятий с населением покоренных областей сам гауляйтер восточных почв, остался очень доволен и сказал об этом в Берлин. Начальник их небольшого гарнизона афишировал своей утехи и откровенно его благодарил за удачно совершенное расследование. Никто из коллег и подчиненных его не выдал. Видно всем приглянулась красивая русская женщина и детально сознающаяся в своих интимных грехопадениях, и все были даже рады, в то время как вместо нее удавили пьяную, затасканную шалаву. под утречко Бичени прилег к Тане в мебель. Он страстно расцеловывал и волновал девушку, да она была почти безучастна. Это наверное от пережитого поразмыслил он, обеспечил ее приличным аусвайсом и усадил на проходящий автопоезд до Смоленска. Потом было нужно отступать. Удаленнее переодевшись в штатское нестись в Латинскую Америку. В том месте совместно с одним из прокоммунистически настроенных лидером одной из террористских организаций он сколотил свое первое состояние. ПОСЕРЕДИНЕ 50 - х легализовался в Италии и серьезно занялся бизнесом достиг реальных высот. В 60 - х годах, влекомый желанием снова заметить Татьяну, сеньор Бичени приехал в составе туристской делегации в Альянс. Предварительно, личное сыскное агентство навело.

кой-какие сведения о Татьяне. Его голос был очень влиятельным в решении вопроса по сделке Фиата и постройке автомобильного гиганта в Тольяти. Перед ним открыто заискивали тогдашние партийные функционеры. Он посмотрел новую постройку в Тольятти проехал по Золотому колечку побывав старейшие города России, побывал в Москве, Санкт-петербурге он под надуманным поводом изъявил желание побывать Смоленск и побывать один из населенных номеров области. Так бы желает наладить выпуск сельскохозяйственной техники и интересуется предполагаемым ее вопросом в российской глубинке. Польщенные таким вниманием смоленские партийные супруги оформили в считанные часы разрешение, но населенный номер он избрал, как бы случайно, ткнув перстом в знакомую ему с войны деревню. Он боялся быть выясненным, да ничего сделать с собой не мог. Он должен был ее заметить! приехал он в деревню солнечным раним поутру. Около нервничало много народу. Ему вручали лаваш соль, он глядел выступление высокохудожественной самоделке, слушал лишенные смысла и обширные речи областного управления о нерушимости российско - итальянской дружбы и заявляется. И вот он ее заметил. Прекрасная статная дама в окружении возрастных ребят, он был знаком c, она босс местной школы. НО вот и ее муж босс местного совхоза, одного из лучших в области. Он бывший верховод областного сводного партизанского отряда и не смогли изловить. Он подошел, поприветствовал с ним за руку, обнялись для численных фотокорреспондентов. Подошел к ней она поддержала для поздравления и тут как будто бы ток прошиб его от касания. Он взглянул и взглянул прямо на нее. Она его выяснила, вся побелела, глаза ее раздались от удивления и трепета. Она очень быстро отдернула руку и что бы сокрыть неловкость постаралась улыбнуться, да у нее не удалось. Он тут же подошел к направляющемуся. Муж, используя мигом, позвал после официальных торжеств к себе домой и на удивление численной свите он нежданно согласился. Потом глядели в большом и просторном клубе выступление высокохудожественной самоделки совхоза. Они сидели на первом ряду, и их делил только ее муж, по бокам сидели услужливые драгоманы. Смотрели оба на сцену, да были очень напряжены и боковым чувством пробовали пристально разглядеть друг друга. Неожиданно после выхода из клуба она предложила отправиться и посмотреть ее школу, все согласились, наипаче, что школа, как и совхоз грохотала на всю область. ехали не подолгу и неожиданно подъехали к большому и прекрасному строению школы, на большой площади перед школой буквой П были выстроены все ученики школя с цветами и флажками СССР и Италии в руках. В то время как они стали доходить к ним, настало затишье, и подбежавшая к нему бойкая девчурка, с повязанным на шее, развевающимся на самуму алым галстуком, звонким голосом рапортовала. Пионерная дружина средней школы имени Лизы Костровой по случаю вашего приезда в нашу школу выстроена. Взрослая вожатая Люда Кострова”. Он замер на месте, натужился как тетива, лицо его сделалось смертельно бледным. Он только сейчас разглядел на стене школы доску с надписью. Вожатая увидев такую необыкновенную реакцию на свой рапорт гостя вопросительно вытаращилась на боссы и заметив у оной блеснувшие слезинки при смущенно пропустила. После замешательства, он поворотился к переводчику и задал вопрос Вышколенный переводчик тут же уточнил и услужливо сказал. Народа Кострова это дочь родной сестры Лизы Костровой героически погибнувшей в годы ВОВ за свободу и независимость своей Родины. Его завлекли удаленнее вдоль строя в строение школы, водили по разным кабинетам и фотолабораториям, рассказывали о достижениях юных селекционеров, он глядел на поднятую кукурузу в школьной теплице. Автоматически, почему-то справлялся, презентовал школе удивительные тут два цветных телевизора, не смотря на то что вешания еще цветового изображения в Альянсе не велось, но в совхозе только - только было как самом передовом в области налажено экспериментальное вещание черно молочного изображения. Да его без разницы горячо благодарили. Посовещавшись между собой, экспортирующие решили, что его заинтересовала будущее героев партизанского подполья и надо свозить его на монумент Лизе Костровой. Делегация подъехала к большому бугру. На самой вершине ее находилась медная скульптура девушки в развевающемся на самуму платьице, кулачки рук ее были сжаты, а одна она куда - то решительно глядела высоко кверху. Он сходу выяснил в девушке Лизу. На грубых ногах он подошел к извечному огню перед скульптурой за пионерами несущими венок, исправил ленты диковинного для сих мест шаровидного венка и положил еще один огромный букет красных гвоздик. Встал и стал невидящими глазами смотреть на монумент. Перед ним снова находилась оная ужасная обстановка. Перепуганная и трусящая и холода Лизка, стоящая на табурете и смотревшая на него протрезвевшими и раздавшимися от трепета глазами. Он постарался умереть, да видение уцелело. Мотор машине покашляв получил на холостых оборотах и машина медлено тронулась с места. Лизка стала выгибаться, за уезжающей из - под нее мебели. Он ощутил себя плохо, покачнулся, да совладал с собой, Глянул на стоящего рядом. Это была она. Слезинки катились из ее прекрасных глаз. Он напрягся над собой. Подошел к ней, забрал ее возле и стал сходить к подножью обелиска.       Она то хорошо, подруга Лизкина была, а он, как расчувствовался, прям бледный какой. Безвозмездно, а осознает, что Лизка женщина героическая была и гибель за партизан мученическую зачислила, - судачили женщины в толпе пришедшей к обелиску по случаю приезда высокой депутации. Подозвав к себе Люду Кострову, он продолжительно смотрел ей в самую глубину глаз. Женщина смутилась и застеснявшись отвела глаза. Многие были поражены его необыкновенным поступком, ДЫ, как в домогательствах иностранного мультимиллионера к не оформившейся девчонке ли впору было подумать, то постановили, что это завихрение необыкновенного итальянца. Что он в них желал заметить были знакомы c только она. потом бывали небольшие и большие отделения совхоза. К вечеру отправились к ней в дом. Дом у нее был большой. Чувствовалась рука госпожи, все было убрано и ухожено. Она с шабровками хлопотала на кухне. Подавала. Муж рассказывал об успехах и достижениях совхоза, о внедрении квадратно гнездового способа, пояснял преимущества советов, допытывал об Италии. Он рассказывал. Она подошла и пристально слушала. Потом села наоборот и стала, пристально не отрываясь смотрела на него. Ее двое детей рассматривали во дворе заморские удивительные презенты привезенные им специально из Италии. Муж, уже очень захмелев, рассказывал соблазнительные частности своей поездки в санаторий в Ялту, подпивший избыточного драгоман переводил фразы через одну, но потом и вообще стал рассказывать мужу прецеденты из своей жизни. Но его это и не интересовало, он глядел на нее, но она на него. Молча они глядели приятель на приятеля минут 40. Подглядевшая в не зашторенное окно их пристальный взор приятель на приятеля бабка Агапка, молча перекрестилась и прочь. Стали планировать собираться в передыхать. Ему постелили в отдельной комнате на втором ярусе. Он бодрствовал всю ночь, в сотый раз переживая оную ужасную сцену 42 - го года. Утром наспех позавтракав. Отправились прочь. Проезжая мимо монумента он стал. Снова взглянул на монумент. Простила ли она его, либо ожидает в том месте и стряпает ему отместку. Сел в машину и выезд двинулся в Смоленск в Аэропорт. Глава с женой и еще кто - то из управления совхоза и области приоделись провожать его до самолета. Много трунили, говорили не о чем, выпускали риторичные обещания. Улучив миг, в то время как назойливые провожающие отвлеклись она отозвала его в сторону и стала мгновенно, мгновенно рассказывать о себе.

о своей жизни. Он уже без практики почти забыл кацап санскрит и осознавал ее сбивчивую обращение АДЛИ. Она говорила, что муж у нее хороший и заслуженный человек, да она его вовсе недолюбливает. Что у нее превосходные дети и это смысл ее жизни. Что она регулярно бегает на гробницу к Лизке и ходатайствует перед всевышним у нее прощения, и школу нарекла в ее честь и односельчан подбила на обустройство монумента. Что в мыслях по ночам снова желает быть привязанной к стене и, что бы он выпытывал у нее интимные частности ее жизни, но десяточки пар возбужденных мужских глаз неотрывно и с желанием смотрели на ее обнаженное тело и в мыслях себе дорисовывали соблазнительные обстановки ее приключений. Чтобы так же, как в то время как перевозбужденные воины и офицеры неслись разрядится с нетрезвыми девушками, он доходил к ней, любовно гладил по голове, расцеловывал и голубил ушки и все остальное. Что бы от его поглаживаний ее снова сотрясало в сильнейшем оргазме и он это лицезрел по предательски побежавшей по бедрам смазке, весело и насмешливо заглядывая ей в глазки, от что кровь приливала к лицу и она готова была засыпется сквозь почву от стыда и неловкости. НО он, что бы видя ее отчаянное местонахождение тоже весело шлепал ее по попе и выколачивал пальчиками на клиторе барабанную картечь, принуждая все ее тело вторить в так его перемещениям. Потом она стала обнимать его и страстно расцеловывать, прижимаясь к нему. Он также обезумел от страсти, расцеловывал ее в бухты в шею и это продолжалось вечно. Пока она, совладав с собой, не отстранилась от него. Злобно взглянула на него, спросив для чего он приехал и растравил ей душу, оттолкнула его и плача, убежала в туалет. Подойдя через 15 минут это была уже совсем другая женщина. Спокойствие и рассудительность прямо излучались от нее и переходили всем остальным и только легко припухшие глазки напоминали о пережитом брожении. Улетал он из Руси восхищенный целостью натуры и простой непосредственностью этой женщины, кляня себя за то, что не смог тут умыкнуть ее, выслать в Италию и как - то сберечь для своего счастья. приехав в Италию он пробовал забыть ее, одно время помышлял даже о самоубийстве. Желал забрать ее в Италию, да в том месте у нее дети и она не пойдет на разрыв их с батей. С ней больше не встречал, да после перестройки, стал регулярно ездить в Россию и подыскивал в автосалонах садо - мазо темы и после их публичного наказания брал их для пола, переживая целую бурю эмоций, и хотя на год выходил из депрессии связанной с разлукой с ней. я первая с кем он распределился этой историей. Я слушала его заворожено. И к своему трепету осознавала. Во время рассказа, его бухты нервно подрагивали, он ничего не уписывал, руками нервно теребил скатерть и глядел куда - то далеко мимо меня. Он не обращал ни малейшего внимания, поглощенный своими воспоминаниями, в то время как Ирма меня щелкала хлыстом по попе. Я тоже была увлечена необыкновенной историей, да отзывчивые удары меня отдавали к реальности, и только на третьем я осознавала, что я преступила. То плечи потупила, то оставляла радоваться сеньору Бичени, то карабкалась потрогать все еще чесавшиеся половые органы. Неожиданно Бичени оторвался от своих воспоминаний и сообщил, что наверное уже поздно и впору с едой закончить, в противном случае госпожа Ирма воспитает из меня вежливую девушку. Он тепло поблагодарил Ирму за заботу обо мне и попросил меня сделать то да самое. Я осознала и тонкий садюга. Да делать было нечего. Поднявшись из - за стола я поблагодарила Ирму и Сана за заботу обо мне. На что Ирма, радушно усмехнулась и сформулировала готовность всегда оказать мне помощь разве она потребуется. От такого изощренного цинизма и унижения, в у меня все клокотало, я готова была растерзать мерзавку Ирму. Сеньор Бичени подошел ко мне, посмотрел при и сообщил, что мои эмоции черными чертиками поблескивают у меня при. Да тут же напомнил, что он может укрощать строптивых девушек. Я мгновенно успокоилась, забрала его возле и мы подвинулись в сторону спальни. Он игнорировал, как я впилась в его руку своими ногтями, положив в это всю скопившуюся злоба. Удаленнее был очаровательный пол. Бичени не был пылким юным любовником, да он был знаком c как надо довести женщину до безумства. Но еще если учесть, что я длительное время воздерживалась, но потом была возбуждена до предела каждодневным приемом возбудителей. Эллочка да нас во время физических упражнений принуждала всовывать в чрево резиновую грушку с подсоединенной к ней трубочкой, которая со своей стороны связывалась с манометром. И всякая женщина должна была раскачивать мускулы влагалища получая все больших и больших результатов. Вообщем в следствии мы во взаимных объятиях не разлучались до восхода солнца. НО потом сеньор покинул меня передохнуть. Я вкусила с ним четыре сверхглубоких и это заметно уняло меня. Смазка нанесенная слепцами предоставила свои эмбрионы и попа не так уже саднила, но половые органы не так уже нестерпимо зудели и я уснула детским радостным сном. Мне грезились необычные по красоте и переживанию эротичные сцены, во сне я несколько если пробовала погладить свою бюст, или писю, да бдительная Ирма охраняла и щелкала меня по рукояткам хлыстом, заставляя их прибраться от запретного подальше. Это мне поведал доверительно сеньор Бичени после моего пробуждения. После обильного ленча, меня выслали в шикарном автомобиле в наш клуб. Я уже имела возможность вольно сидеть на попе, в то время как машина проезжала даже по кочкам.      . Построение индивидуальной жизни. заехав в клуб да явилась к Эльвире. Она меня встретилась по - деловому холодно. Мне дали пластиковую карту ведущего банка Европы. Я тут же отварила микротелефонный справочник “Желтые ступени Ленинграда”, отыскала номер таксофона отдела по работе с клиентами и попросила сказать мне сколечко привнесено на мой счет. Сослуживец любезно мне сказал то такой то находится в данный момент 8.5 тысяч евро. Я положила люльку и вопросительно взглянула на Эльвиру. Оная пояснила, но 5 личный презент от сеньора Бичени. Она поднялась намекая, что встреча закончена, да увидав, что я сижу, задала вопрос. Я напаслась наглости и сообщила. И первое, я очень взбудоражена и не могу с сим совладать и мне надобен мужчина и что его на улице я разыскивать не намерена, наипаче, сообщила я и пристально стала лизоблюдничать Эллочке. Эллочка смотрела на меня смотря, потом надавила кнопку и показался огромный здоровяк. Я вообразила, что меня отыщут на муниципальной свалке с перерезанным горлом. Да к моему удивлению Эльвира инструктировала отыскать мне милого самца. Она и выразилась. И внезапно она мне сообщила, что обожает нахрапистых и она самую малость мне поддержит. После мне кинули ключи от нового дома и машины, да предупредили, что я должна буду за них отработать. охранник отвез меня в п. Солнечное под Питером. Двух этажный дом, напичканный бытовой техникой и люлькой, меня легко очаровал. Особенно мне приглянулся подземный автогараж на 3 машины и встроенный электропылесос, что стоял в подсобке, а в комнатах были необычные розетки, к которым оставалось подсоединить только шланг. НО в то время как я окунулась вся в джакузи. Коносаменты в которых значилось, что все это мое покоились на электрокамине. К обеду из специализированного центра пригнали BMW самой последней модели. Тут я поблагодарила батю, что настоял, что бы я после школы отвадилась в автомотошколе и взяла права. Прокатившись с опаской по Приморскому шоссе до Ленинграда (в город с непривычки я побоялась ехать), раскаталась у лахтинского поста ГИБДД, я ветром домчалась.

до Выборга. Потом возвратилась к себе. Забралась в шикарную и от всего пережитого за сей день, прочно уснула. У меня трудилась Екатерина Львовна. Сия женщина, взята мной, и заявляется в одном лице и домохозяйкой, и руководящей и садовником и ТД. Это очень добрая женщина лет 55. прежде учитель иностранного языка Ленинградского университета. Последнее обстоятельство меня сугубо обрадовало, и я постановила, что буду обязательно улучшаться в языках. на направляющийся день я позвонила Сахаре, и мы катались по всем магазинам, бывали самые крутые и отборные кафе. Я осознавала себя преуспевающей бизнес - леди, которая го достигла, и самое приятное, многое пожалуй себе позволить. Мы даже заехали ко мне в университет и Сахара выстроив значительно глазки в деканате, и покинув приготовленные пакеты с евро у отдельных, сугубо поднаторевших и извечного, заполнила мою зачетку в лучшем виде. Устраивать отдельные и была ее обязанность, и с ней она спускалась виртуозно. На направляющийся день меня позвал секретарь Эльвиры к ней. В 12 ходиков я была у нее. Она предложила сесть и допытывала о моих впечатлениях от дома и от нового бренда в их клубе. Я конечно излила свое полнейшее наслаждение, да и некоторое подозрение о выплате их цены. Эльвира сообщила, что я сейчас отношусь в разряд отборных артисток и разве я глупить не буду, то неприятностей с этим у меня не будет. вдруг боковая дверь отворилась и в кабинет взошел огромный охранник, насилу протиснувшийся в дверь. За ним затолкнули молодого, но потом вошел еще один охранник. Юноша был высоким блондинчиком с огромными и долгими ресничками. Под глазом у юношу красовался синяк.       Поднимись и подойди к ней, - сообщила пренебрежительно Эльвира.       Ну взгляни, на этого мачо. Разве он тебе приглянуться, он твой - сообщила Эльвира, адресуясь ко мне.       Пожалуй ты окажешься, - адресовалась она к юноше, - сними рубашку. парень неохотно, озираясь, подошел ко мне и стал предо мной, да рубашку не снимал, злобно посматривая на охранников.       Продемонстрируйте его, - кивнула Эллочка охранникам. один из охранников, подошел к юноше и без эмоций на лице двумя руками растерзал на нем рубашечку совместно с майкой и выкинул ошметки в вазу. Юноша с опаской глянул на охранника, да возразит, не рискнул, представил свою воспитательскую роль. На меня он кидал интересные взгляды. Мне он очень нравился и животе, накаченные шатунов. Было видно, что и Эльвире он не равнодушен. Червячок ревности шевельнулся у меня.       Это Юра. Много не тянет, не балуется наркотой, здоров, вроде не пустоголов, здорово не таскался по бабам и 4.5 по ширине. Его отыскала Мелиса, специально для тебя.       Ты рада? при перечислении достоинств, юноша смутился а также покраснел.       Ты наверное очень желаешь забрать ее в половины и быть хорошим и достоверным мужем? - задала вопрос Эллочка с издевкой в голосе. парень пробурчал почему-то невнятное.       Я не поняла? - прошипела Эллочка, и охранники нетерпеливо переступили с конечности на ногу.       Да, - замогильным голосом сообщил Юра.       А это ты будешь ходить в моменты, в то время как она будет отсутствовать. Это поддержит тебе не блудить на стороне и не заниматься нимфоманией, - сообщила Эллочка с издевкой, и кинула на стол кожаный мешочек из троков с замочком для надевания на член и яичка любвеобильных мужчин . Золотую цепочку с аккуратным ключом надела мне на шею, поцеловав меня в щеку. услышав это, юноша покраснел и у него задрожал подбородочек.       В то время как этот плохишь, не будет выпускать облекать это на себя сию сбруйку, зови ребят, они поддержат ему смерить свою заносчивость, - продолжала измываться Эллочка над юношей. мне стало его жалко и пообещав, что мы поймем с этим, я забрала сбруйку и забрав за руку морально раздавленного юношу вывела его из строения клуба. Усадила в машину, кинула на торпеду сбруйку и подвезла его к себе. Всю магистраль он косился на сбруйку и подавленно помалкивал. в доме, он вел себя очень стесненно, почти ничего не уписывал и не ножовок. Я после обеда увезла его в город. Всю автомагистраль он помалкивал. узнала у него, что он из Белгорода, что обитает в общежитии. Отправились, забрали его неприхотливые манатки. Заехали в магазины и прилично облегли его, накупили и многовато комнатного барахла. Мне очень нравилась, до сего не познанная мною и хозяйки. При входе в произвольной магазин, глянув на мой прикид и сообразив, что моя потенциальная платежеспособность стоит особенного увлечения, к нам кидалось сходу несколько продавцов и справлялись у Юры, что бы он желал приобрести супруге. Это еще больше его конфузило. И в то время как мы приехали, он сатана толку ходил по дому в новом комнатном халате и тапочках и его интерес позвал только компьютер и огромный телевизор в торговой с трансивером подключенным к спутниковой антенне.       Ты проститутка? - наконец то выдавил он из себя. Взяв отрицательный ответ, он стал несколько больший интерес обнаруживать ко мне. Да все - таки смотрелся очень подавленным. После ужина он улегся дремать, я тихонечко уложилась рядом. Он бодрствовал, да и сомневался приблизиться ко мне. Я тоже не подгоняла явления. Чтобы как - то расслабить шок от общения с Эллочкой, я стала выделено осторожно относится к его мужскому авторитету. Катерину Львовну, с вопросами, что стряпать на ленч и ужов и в то время как из сервировать, я неизменно посылала к Юре. В то время как мы отправились по магазинам, то за штурвал я усадила его и он стал представляться с численными инструкциями и рекомендациями компании по поводу прохождения проверки и ТД. В то время как, нам стали предлагать в маркете оптовую закупку продовольствен с доставкой, то под поводом, что я в этом мало осознаю, посылала понимать с мужем. И он довольно мгновенно входил в роль, к концу второго дня он уже быстро носился по дому, шевелил люльку, помогал Екатерине Львовне понимать с огромной массой импортной бытовой техники. Да дремали мы снова, как брат и сестра. Я лицезрела, что смотрит он на меня с нескрываемым желанием, да психотерапевтический парапет пережитого унижения победить не может. Меня это не устраивало. И в то время как он отправился утром встречать душ, я настойчиво попросила, не закрывать дверь на запорожца. Потом вошла и залюбовавшись его дамой стала помогать мыть ему спину, потом было нужно самой залезть под душ. Вообщем я стала самой радостной женщиной на мире. Он был пылок и ласков. Мне не хватало ночи, что бы налюбоваться им. И я внезапно осознала, что он мной здорово ценит. В то время как я уходила даже не на продолжительно, он так здорово нервничал, что мне это легко согревало душу. две недели я обитала легко на небесах, опасаясь поверить в эту сказку. Я ходила на занятия в университет. Все одногруппники и однокашники, стали ко мне смотрит с каким - то почтением, девчонки видя ожидающего меня элегантного, как с суперобложки, Юру на роскошной машине открыто завидовали. И все это омрачил один эпизод. На одном из зачетов ко мне врезался один из новоиспеченных перестройкой туповатый, и нахрапистый профессор. Он не желал установить мне положительную оценку и после двух неудачных прикидок пересдачи, стал намекать мне на возможность решения вопроса,

разве я буду больше податлива. Я потерялась и думала наперво поплакаться Юре, да решив, что ему избыточные неприятности не нужны, позвонила и поведала все Мелисе. На направляющийся день ко мне подошли два горилообразных мужичины. Я додумалась. Я продемонстрировала им любвеобильного профессора. Они забрали его за воротник и увели в туалет. Я находилась потерявшись в коридоре, да по бледным лицам студентов, случайно забегавшим в туалет, и доносившимся от в том направлении вскриков, я осознала, что в том месте происходит большая воспитательная работа. Заметив профессора, через два дня я ужаснулась, был огромный синяк, что не могли скрыть солнцезащитные очки, ультралевое ушко распухло, но проходя он прихрамывал. Заметив меня он в трепете посторонился. Жизнь сдавалась мне красивой. Я руководила юношей, о котором не могла даже грезить. Мы болтались с ним по всем клубам города. Я побывала всех музеях а также в зоопарк сходила. Дорогостоящая одежда, но и внешность подействовали. Я и раньше увлечением мужчин не была обделена. Меня довольно часто путают то с певичкой Стоцкой, то с гимнасткой Кабаевой, да сейчас это стало легко наваждение. Стопорят и ходатайствуют автограф. Наперво мне это льстило и подстегивало честолюбие, а сейчас даже стало оскорблять. Я пожелала стать особой кроме схожести на моих известных подружек. да и главная схожесть наверное в одной веселой ухмылке. продолжение по желанию читателей. Ступени)